Фашистка

Солнце беззвучно утонуло в вечернем сумраке, и только тогда совесть всучила мне в руки два ошейника.
Быстро темнело и собаки, Пуш и Зося, сделав необходимые физиологическо- гигиенические процедуры с неохотой откликнулись на мой призывный свист.

Наша старая крепость нависла подслеповатыми, но многочисленными бойницами над внушительным рвом, особенно глубоким в наступившей темноте.

Собаки дежурно тявкнули вблизи фигуры, тоскливо стоявшей рядом с непропорционально большим рюкзаком.
- Извините, а крепость уже закрыта? – тонким приятным молодым голосом спросила фигура, боязливо отдвигаясь от собак.
- Девушка, какая крепость в сей поздний час? Она уже давно разрушена, до вас, в шестнадцатом веке! – блеснул я цитатой из культового фильма.
Но узнав, что она одна путешествует автостопом, где трудно рассчитать время прибытия в очередной населённый пункт, я немного забеспокоился о ей ночном времяпрепровождении.
- Одинокие девушки даже без такого прекрасного большого рюкзака могут вызвать нездоровый интерес у местной праздношатающейся ночной публики. – Примерно с такими словами я тяжело вскинул её рюкзак на плечо и повёл знакомить путешественницу с женой.

Конечно же, жена только всплёскивала руками, слушая рассказ маленькой ночной гости о поездке на «большегрузах» из Львова в Одессу.
Рыжеволосая Катя, студентка Львовского Университета, с большими зелёными глазами и румянцем на все щёки, будто сошла с полотен Константина Васильева.
Иногда, быстро не найдя подходящее русское слово, она мило закрывала лицо ладошками, прячась от собеседника, ища в ладошках позабытое слово.
На наши обоснованные упрёки, что в такое сложное время зря она решила попутешествовать, отвечала по-русски, без акцента, предельно просто и открыто: - «Родителей у меня нет, и я просто борюсь со своими страхами и комплексами и ещё хочу всем показать и рассказать, что во Львове нет стольких фашистов, как вам говорят по российскому телевидению».
Услышав мои уверения, что я не смотрю Средства Массовой Пропаганды не от одной из противоборствующих сторон, она успокоилась. А минуту спустя, гладя наших собак, радостно сообщила, что избавилась ещё от одного комплекса: - «Теперь я ещё и собак не боюсь!»
И тихо продолжила: « А жизнь такая интересная и довольна коротка, особенно наверное у меня...» ( здесь я не буду обсуждать её мед.диагноз)
- А у вас здесь все по-русски говорят и подозрительно смотрят, когда я им отвечаю по-украински, сразу спрашивают: «Ты что, «западенка», «бандеровка», «фашистка»?» - за «вечерей» делилась с нами Катя.
- Катюша! Ты в своей стране и говори как тебе удобно! Как научили говорить тебя твои родители и как разговаривают друзья. Лично мне удобно общаться на языке Пушкина, но если будет непонятны некоторые слова, то я переспрошу, договорились? – ответствовал я, заставляя «фашистку» полностью доесть ужин.
Она уехала от нас через два дня, имея в кошельке лишь тридцать гривен и бумажную купюру, без спроса и без её ведома, положенную нами в кармашек туристической куртки.
Пока Катя добиралась обратно до дома, исправно, как мы и договорились , каждые три часа звонила нам и сообщала , что у неё всё нормально…

Хочется верить, что её мечта совершить кругосветное путешествие за три года – сбудется.
Пусть все твои мечты сбываются, «Катёнок» по имени… Катя. Ведь мир такой интересный! Главное иметь широко распахнутые глаза. Как у тебя…
И пусть тебя никто не обидит и всегда помогут.
Маленькой зеленоглазой Катюше с большим рюкзаком и с огромным сердцем.

Бита.Оружие пролетариата

- Олег! Ну не могу я смотреть этот телевизор. Не могу!
Голос соседки дрожит и играет на высоких нотах, как СУ-35 перед стартом.
- А я и не смотрю.
С некой долей снисходительности к этому процессу, но и с ноткой сочувствия отвечаю я.
- Ваша толерантность, Олег, очень похоже на равнодушие! И это в такое-то время!!!
Голос соседки- преподавателя, профессионально повышен до высоких тонов.
Старт СУ-35 в небо не обязателен и поэтому стартовые колодки оставляю на месте.
- Просто я пытаюсь анализировать ситуацию возникшую стране не из СМИ, а перлюстрируя ЖЖ, блоги и остальной интернет. И сам делаю выводы.
На секунду она замирает, обрабатывая эти данные и слова «перлюстрация», и уже более спокойно продолжает:
- Сегодня утром иду по улице. Навстречу мужик в сапогах, в защитной униформе и с бейсбольной битой в руках. Ряха, во!
Профессиональным жестом заядлого рыболова она разводит руки, показывая «ряху».
- Ну, думаю, и сюда провокаторы и «титушки» добрались! Вцеплюсь ему в харю, расцарапаю наглые очи!
Я мысленно представил сиё действо, прикрыв глаза и даже, если мне не изменяет память, понимающе кивнул.
- Подошёл подлец поближе, а это рыбак. В сапогах и робе цвета хаки.
- А бейсбольная бита?
Мой голос мёд с патокой. Намазывай – ешь.
- Да там несколько телескопических удочек в руке оказалось…Зрение не ахти.
Смиренно отвечает соседка.
- Вот и я об этом говорю - облегчённо вздыхаю я. Сначала анализируем…перлюстрируем, а лишь потом кидаемся на баррикады!

Фильм Дмитрия Васюкова –« Счастливые люди . Енисей . Весна»

Потрясающе мужественные скромные люди держат на своих плечах русскую землю. Спасибо за фильм!
( из откликов)
Фильм Дмитрия Васюкова –« Счастливые люди . Енисей . Весна»
Все мы торопимся жить. Современная жизнь, как нам кажется, не даёт нам право остановиться, задуматься. И где уж нам покаяться, очиститься душевно.

Не часто мы оказываемся один на один с матушкой- природой. Мы ведь её победили. Она у нас если и не под ногами, то в кулаке – точно. Держим крепко. Если есть с десяток деревьев под окнами и кусочек газона с пожухшей травой, то и рады.

Жизнь проходит в комфорте. В тёплых тапочках перед телевизором или перед компьютером. Да и магазин с хлебом и пивом в шаговой доступности. Мегаполис – звучит гордо, особенно если он расположен на 55 градусе с.ш.
А ведь это не центр России, хоть туда и стекаются ручейки и реки со всей страны. Но только Денежные.

А что мы знаем о географическом центре страны?
Вот об этом и документальный фильм Дмитрия Васюкова.

Про место на нашей Земле, где нет ни метро, ни полиции, ни дорог…ни зарплат.
Тихий, неторопливый закадровый голос рассказывает о людях небольшого посёлка , которые не ругают власть, олигархов, рост доллара и падение акций.

Из трёхсот человек в этом посёлке зарплату получают человек пятьдесят.
Продовольствие завозят один раз в год, летом, по реке.

Мне могут сказать, что там люди не живут, а выживают, питаясь в основном рыбой и охотничьим промыслом. А что будет, если к ним перестанут завозить товары?
Можно лишь ответить так:

"Они выживут в любом случае. А вот что будете делать вы, если вам интернет отрубить, связь и электричество?"

Люди, живущие гармонии с природой и самим с собой. Живущие по ту сторону Уральского хребта и не имеющие ничего кроме своих рук. Люди, которые никогда не сделаются миллионерами. Просто некого там обмануть и облапошить, и есть кому сказать: « А ты паря, жадноват!»

Посмотрите этот фильм! Вынырните из сумасшедшего чада нашего телевидения, вдохните глоток чистого кислорода.

p.s Три года назад права на показ фильма была куплены Первым каналом, но он его так и не показал. В отличие от Европы и США, где был устроен прокат «Счастливых людей».

Мстители

Эти двое, выросли как из под земли.

-Дядя! Ты не знаешь Серёгу из того дома? – небрежно махнули они в сторону крупнопанельного изделия местного СУ, стоявшего через дорогу.

"Хорошо, что закурить не попросили", - с облегчением выдохнул я в тёплое, неподвижное марево заходящего солнца.

- Нет, не знаю,- осторожно посмотрел я вниз, на свои найковские кроссовки.

- Блин! - в унисон ответили двое в майках и трусах.

- Мы ему пиз…ей должны надавать, а всё никак не поймать, - с разочарованием объяснили «мстители» и от досады копнули мягкую придорожную пыль, давно не видевшую дождя.

Когда пыль немного осела, я осторожно спросил:

- Господа, а вы не пробовали зайти в его дом и там всё разузнать про него?

- Да... мамка не разрешает нам дорогу переходить! А то мы б ему давно наваляли по полной программе!

И два брата-шалопая разочарованно поплелись в сторону родной песочницы.

Разговор

- Ну, что тебе сказать, дружище!
Печень конечно пошаливает. Сделал УЗИ. Врач говорит, что я уже и не здоровый, но ещё и не его пациент. Что радует. А его наверняка огорчает. Почему? Не смеши мне одно место!
Холедох не расширен, печёночные вены — тоже. В брюшной полости свободная жидкость не определяется. Поджелудочная нормальная. Селезёнка визуализируется в типичном месте. Визуализируется? Ну, по—простому видна там, куда Создатель её и запихал.
Сходил на магнитно—резонансную томографию. Нет, страшно не было. Что—то там мне говорили про холецистит, панкреатит. Вообщем всякую ерунду.
Ты тоже к врачам с подозрением относишься? Как я тебя понимаю. Держи пять!
Ты пиво же не пьёшь? Правильно делаешь! Я уже тоже. Пару грамм хорошей водочки и то, только по привычке и под хорошую, не жирную и не жареную закусь. Да и резко бросать нельзя. Ну, о каких чипсах ты меня спрашиваешь?! Чипсы – секретное оружие империалистов!
Ну что я всё о себе и о себе. Ты то как? Записался в первый класс? Даже в "А" попал? Научился ездить на двухколёсном велосипеде?
Нет, у тебя, что и не говори, жизнь тоже полна всяческих неожиданностей.
Ладно, слезай с качелей. Пойдём домой…Мама с папой уже нас ждут.

(no subject)

Последнее время он стал меня даже раздражать. Самую малость. И дажу эту малость и пытаюсь гнать от себя
Он стал часто ходить по пятам, пытаясь что- то сказать, глядя мутными глазами снизу вверх. И кашляет, кашляет…Словно хочет сказать:- Вот я умру и оставайтесь вы тут одни!»
А Слух со зрением он потерял недавно, как-то в один год. Я сначала недоумевал: мол, придуривается как всегда - зову его, а он встрепенётся, поворачивается и идёт в обратную сторону.
А сейчас конечно привык. Как - никак ему исполняется сто два года. Возраст почтенный. Я ему говорю: Ну, дедуля, пошли гулять, - и рукой машу в сторону двери.
Эти движения он видит. А со слухом совсем беда. Так что, я говорю скорее себе.
А вот ест хорошо. Я даже шучу:- Ну, ты посмотри на себя, в бочонок скоро превратишься!
Когда он ест, то перестает подкашливать. А кашляет он практически постоянно. В клинике говорили, что это не простуда, а сердце.
Мы верим доктору и то, что он продержится эту зиму.
Завтра ему День рождения. Живи долго Зюня, он же Тузман, а по паспорту просто - «Тузик, метис, семнадцать лет»
Хоть у тебя осталось два клыка по бокам пасти, я тебе накрошу помельче мяса и мы устроим пир.
Ты подойдёшь и как всегда лизнёшь мне руку. Только не умирай! Договорились?

1.10.2011.
Зюнечка ушёл от нас 10 ноября в 12.35.
Небольшой холмик в саду, будет ещё долго напоминать о том,что вместе с ним там лежит кусочек и моего сердца.

Хочу в СССР!

Posted Вс, 09/25/2011 - 13:15 by Дана Андреева

На днях в инете прочла такой коммент. Кажется на "Эхе Москвы". К сожалению не знаю, кто автор. да и ссылку не скопировала. Сплоховала. Читайте:


"Отпустите меня в СССР
Я устал идти по пути демократических реформ, у меня кончились деньги и спились соседи. А в моем телевизоре зловеще воет ветер будущих перемен, и головы дикторов новостей наперебой пугают меня достояниями демократии.

Я потихоньку мечтаю купить пирожок с повидлом за шесть советских копеек и завернуть селедку в свежий номер нечитанной газеты 'Правда'.

Я хочу повернуть и пойти обратно. Я хочу в страну, где нет террористов, проституток, рэкетиров, мэров, презентаций, долларов и многопартийности. Ну, спрашивается, зачем мы десять лет назад прогнали одну партию, чтобы потом посадить себе на шею десятки других? Ну что мы все-таки выиграли, разогнав одних чиновников и вырастив много новых.

Значит, чтобы стать свободными, мы должны были стать нищими. А кому же мы заплатили за свою свободу и отдали все, что у нас было?

Олигархам, политикам, бандитам, чиновникам, или это одно и тоже?

Я снова хочу, чтобы мне по телевизору целый день врали про успехи социализма, а не пугали неудачами капитализма.

Отпустите меня в СССР. Я смогу найти дорогу назад, так как по этой дороге мы постепенно побросали все, чтобы идти налегке. Я подберу все это по дороге наших реформ и вернусь назад, в СССР, не с пустыми руками.

В далеком прошлом я давал многочисленные клятвы октябренка, пионера и комсомольца, и почему-то все их нарушил. А потом я вообще продал Родину. В той прошлой жизни, еще в СССР, я присягнул в Красной армии на верность социалистическому отечеству, и мои пальцы при этом патриотически вспотели на автомате 'Калашникова'. Я нарушил клятву и теперь должен ответить перед лицом своих товарищей, которые, в свою очередь, тоже продали Родину и должны ответить передо мной.

Я часто думаю, почему я тогда изменил воинской присяге и не кинулся с оружием в руках отстаивать достояние социализма. Это было массовое предательство наших социалистических идеалов и обретение капиталистических идеалов, которые сегодня мы тоже готовы продать.

Я, в принципе, согласен вспомнить о своей воинской присяге и выполнить свой долг, но моя Родина не дает мне автомата и даже обыскивает на улицах других прохожих, чтобы отобрать оружие.

Видимо, Родина больше не ждет от нас ратного подвига, она обиделась и устала ждать. А мы вновь чувствуем, что отечество в опасности, и думаем, как из него убежать. Я не хочу в Америку, я хочу в СССР. Я буду до последней капли крови мужественно стоять в очередях за колбасой, ходить на субботники и носить на первомайских демонстрациях самые тяжелые транспаранты. Клянусь, поверьте, если мне еще можно верить.

Учиться коммунизму никогда не поздно, да и учиться даже не надо, а только повторить. Утром встать под слова старого гимна, съесть ломтик талонной колбасы, купить за три копейки билет на трамвай и гордо пройти проходную родного завода.

Я буду ударником коммунистического труда, честное слово, и добровольно стану покупать билеты денежно-вещевой лотереи 'ДОСААФ'.

Ну до слез хочется хоть разок снова увидеть лозунг о победе социализме и дружбе всех советских народов. Мы почто Ригу-то сдали, Крым в карты проиграли, а теперь Курилами японцев к себе подманиваем. Да верните же, мать вашу, и Киев - матерь городов наших. Я хочу в СССР, где все мы еще вместе, все живы, где еще не стреляли, не взрывали, не бомбили, не делили. Если все это мы отдали за колбасу, тампаксы и баночное пиво, то возьмите обратно, спасибо я больше не хочу.

А нас каждый день пугают зловещим изменением последней Конституции. Да нас и не надо этим пугать, ее мало кто читал и даже никто не заметит, если что-то там потихоньку переписать. У русских никогда не отнять право на труд, все равно же заставят работать, да и право на отдых пытались отнять только один раз, когда вырубили виноградники и запретили пить. Все же вернули без всякой Конституции, потому что без этого никак нельзя. Я однажды попытался сравнить все наши советские и русские конституции. Одна оказалась краше другой. В принципе, каждая последующая Конституция была лучше и невыполнимей предыдущей.

Я, например, хочу срочно воспользоваться конституционной свободой слова, но не нахожу подходящих слов.

Я вовсе не хочу сегодня взять все и поделить, я просто хочу вернуться в СССР и никому там ничего не отдавать.

Я хочу вернуться в 1980 год, собрать в одном месте всех сегодняшних политиков, еще молодых и неиспорченных, рассказать им все про двадцать последующих лет и посмотреть, как они передумают.

Уж лучше мы в СССР снова будем вспять переворачивать реки, чем сразу всю страну.

Я радостно сдам в прошлом СССР все нормы ГТО, макулатуру, металлолом, комсомольские взносы и деньги на помощь угнетенной Африке. Все берите, мне не жалко. Это оказалось совсем не дорого за спокойную жизнь. Мы откопаем Леонида Ильича, оживим его, поцелуем в любое место и завешаем орденами остатки его партийной груди, и пусть он дальше шамкает нам про светлое будущее с высокой трибуны очередного съезда. Это надежно убаюкивало всю страну, которую и незачем было будить, если точно не знали, чем ее занять. Ну кто, блин, рявкнул на ухо мирно спящей стране, и, не дав ей опохмелиться, уговорил обменять ценности социализма на доллары США. У нас сейчас этих баксов больше, чем в самой Америке, но больше уже нихрена не осталось, ну, есть, конечно, немного, но мы меняем это на евро.

Я больше не могу идти по пути реформ. Я не верю ни красным, ни белым, ни левым, ни правым, и за это все они не верят мне. Я бы остался со всем остальным народом, но я больше всего боюсь этот самый народ. Я всегда был с ним, и вдруг выпал, ну, думал, случайно, сейчас вернусь в строй, да вдруг вижу, что не один я выпал, много вокруг нападало.

Это, видимо, был сон. Я стал поднимать их, но они общались со мной матом, которого я почти не понимал. Я посмотрел на себя и увидел, что я сам постепенно превратился в довольного буржуина и стал похожим на старого 'Мальчиша-плохиша'. Я стал кричать, что через три дня придет Красная Армия и выручит нас из поганого буржуинства, но никто меня не слушал. Я проснулся и решил вернуться в СССР.

Я никого туда не зову, я ухожу один в ту страну, где все ждали лучшего и проморгали хорошее.

Я чувствую, что скоро в СССР захотят почти все, и пойдут туда стройными рядами, возможно, даже во главе с нашим правительством. Я хочу убежать туда первым, и занять очередь буквально на все. Остальные начнут занимать за мной, но на всех все равно не хватит.

Это будет, но будет потом. А я уйду сейчас. Мне бросят в спину камни. А потом бросят камни по спинам тем, кто побежит меня возвращать, но уйдет вместе со мной. А потом по этим камням пойдет монолитное все, и чтобы оно не заблудилось, я оставлю мелом стрелки, как правильно возвращаться. Это легко. Да, надо, чтобы Ленин был снова жив, партия стала честью и совестью, дети записались в комсомол и занимались физкультурой. Нужно разорить всех богатых и уравнять их с бедными, сделать водку по 4 рубля 12 копеек за одну бутылку, и вместе с украинцами, белорусами, эстонцами и другими дружными народами выпить так много, чтобы забыть вражду и снова проснуться в СССР. Это единственная дорога, и никакой другой тропинки просто нет. Сегодняшние дети уже будет жить в социализме, будь он трижды не ладен. А наши внуки начнут строить коммунизм, не сразу, конечно, но обязательно начнут.

Мы скоро вернемся в СССР, вновь сделаем могучую страну и честную партию, повсюду развесим портреты любимых вождей и их славные слова, нас снова научатся бояться развитые страны, а мы мирно сопьемся на своих маленьких кухнях и начнем бесстрашно рассказывать анекдоты про власть и правящую партию. Это настоящее счастье - ничего не иметь и ничего не терять.

А потом все повторится. Снова кто-то гаркнет на ухо мирно спящей стране, и она, раскорячившись от перепоя, радостно встрепенется и бодро пойдет по пути новых демократических реформ. Мы, разумется, уйдем немного дальше, чем ушли сегодня. Но мы, русские, никогда не идем строго вперед или назад, а просто ходим по кругу (Ленин из вежливости назвал это спиралью), ну а самые хитрые из нас сворачивают первыми. По всем нашим пословицам следует, что царь у нас должен быть мудрым, а народ хитрым. А если мы выбираем на царство своего правителя, то сразу все становятся хитрыми и дружно поворачивают. Важно, чтобы на этом повороте не слишком круто заложили, а то много народу могут передавить, хотя никто в обиде не будет, и все спишут на плохие дороги и деструктивные силы.

Я не хочу поворачивать со всеми, я хочу сразу назад, строго и по прямой дороге, и прямо в СССР.

Я всех вас там и подожду."

Перепост.

Истинный писатель

Небольшой рассказ, прочитанный в далёком, безоблачном детстве вонзился яркими воспоминаниями в мой неокрепший мозг.
- Как здорово, что маленькая мангуста могла победить большую, страшную змею!- восхищался я счастливой развязкой повествования.
Маленькая, тонкая книжка простым, не вычурным языком рассказывала от первого лица о морских приключениях автора. То, что так и было, я ни грамма не сомневался.
- Это вам не деревянный Буратино…- одобрительно хмыкал я, вдыхая солёный запах морского бриза.
Автора я позабыл, да и в нашу жизнь ворвались новые герои.
Исчезли или спрятались серьёзные журналы: «Знамя», «Новый мир», «Аврора», которые я читал в пертурбационный период свой жизни.
Всплывшие на их место глянцевые журналы советовали, как быстро заработать первый миллион и как трудно, но интересно жить на Рублёвке. На литературном поприще пробились сквозь асфальт к солнцу новые, как правило, женские имена.
Эти имена все знают, а вот имя писателя из далёкого детства, я обнаружил совсем недавно.
Это Борис Житков. Многие знают такого автора? А помнят?
Думаю мало знают и ещё меньше помнят. Хотя В.Бианки и С.Я.Маршак давали высокую оценку этому писателю.

Подросток Боря имел тягу и к рисованию, и к математике, к игре на скрипке и к парусным гонкам.
Папа, преподаватель математики и мама, великолепно игравшая на пианино, заложили в ребёнке нужные гены
.
В четырнадцать лет он задаётся вопросом: Кем стать? Как, впрочем, и многие из нас.
Но вот многие ли в те годы, в таком возрасте и такой важный вопрос адресовали человеку- символу эпохи и русской словесности- Льву Николаевичу Толстому?
А сегодня, вы какому символу хотели бы послать письмо?
Нет, конечно, медийная личность, постоянно мелькающая в телеящике, хороший пример.
Но я не об этом…Я о символе. А вот тут как-то зябко становится.

В архиве Толстого хранится много тысяч писем со всей Российской империи, там лежит и письмо Одесского гимназиста Бори Житкова.
«Лев Николаевич! Если есть у Вас минуточка времени, напишите мне, как должен смотреть христианин на искусство и на музыку в частности. Читал Ваше «Послесловие».
«Ходите в свете, пока есть свет», но не нашёл там ничего относительно занятий музыкой. Приготовления из человека артистов и имеет ли право человек посвящать этому жизнь с точки зрения прогресса человечества.
Если нет у Вас времени, не пишите - это не спешное дело. Если будите писать, то пишите по адресу: Одесса, Практическая гавань, агенство РОПит. Борису Житкову»

На конверте Толстой имел обыкновение писать своё отношение к полученному письму, но конверта не сохранилось, а чья-то пометка прямо на листке была очень лаконичной: «без ответа».
Однокашник Бориса, Корнечуков, вспоминал, что тот не терпел любого предательства.
Как-то решили они пройти 400 километров до Киева и Корнечуков, впоследствие сменивший свою фамилию на всем известную, нарушил «дорожный договор» и Николай увидел на придорожном столбе записку: «Мы больше не знакомы».
И надолго из закадычных друзей они превратились в малознакомых.

Но спустя много лет, Корней Чуковский буквально заставил Житкова начать писать.

Житкову было уже 42 года. Писал по ночам. Рассказы предназначались самой требовательной и справедливой публики - детям. А в 56 лет его не стало.Дневник, который пополнялся новыми идеями и впечатлениями всю сознательную жизнь, перестал заполняться за месяц до смерти.Рак лёгких.
Константин Федин писал: «Мы очень часто в писательской среде применяем слово «мастер». Но мастеров среди нас не очень много. Житков был истинным мастером…»

Как много сейчас в нашей литературе и конечно же в сетературе «мастеров», которые никогда не спросят хотя бы у себя: «Вот я пишу, творю, а кому это нужно? С точки зрения прогресса человечества."

Запах горького миндаля

В Ботаническом саду уже давно отцвел миндаль. Сочная зелень давно вытеснила нежные соцветия, хотя и была покрыта нежнейшим слоем гари вперемежку с пылью.
- Тётя Браун! Тётя Браун! Смотрите что я нашла!- маленькая девочка бежит по коридору без окон, от стен глухо отдаются звуки бегущих ботиночек. Она подбегает к молодой блондинке и разжимает кулачок. На ладошке тускло поблёскивает патрон калибра 6.35.
- Хайди!- устало говорит блондинка, присев перед ребёнком на корточки.- С этого дня не называй меня тётя Браун…- И она забирает патрон у Хайди.- Я отдам его твоему папе, и больше ты такое не подбирай.
------------------------------------------------------------------------------------------------------

Папа.
Пауль Йозеф был воспитан в строгом католическом духе. Хотя физически он не производил впечатления нордического атлета и был инвалидом (одна нога была короче другой, вследствие перенесенного в детстве полиемилита), но был одаренным мальчиком, языкастым и c мелодичным голосом. Хорошо учился. После строгого школьного "гуманистического" образования, он обучался в нескольких немецких университетах, и получил докторскую степень Гейдельбергского университета в 1921.Его тема звучала как «Драма18 века». Кстати, он один из немногих нацистских лидеров, который имел высшее образование. Проницательные читатели уже поняли, кто у маленькой девочки по имени Хайди был папа.
Драма будет чуть дальше, и не 18-го, а 20 века.

Работал папа редактором двух партийных периодических изданий, еженедельника V;lkische Freiheit ("Национальная Свобода") и, позже, "НС-Бриф", с явным сочувствием к рабочему классу, и даже некоторыми прокоммунистическими чувствами.
"Я ненавижу капитализм в любой форме, как чуму...",- писал он тогда.
А вот что папа говорил в Нюрнберге, чуть позже, в 1936 году про большевизм: «Главным достижением крестьянской политики, проводимой большевиками, стал террористический закон от 7 августа 1932 года, который за любой "проступок", совершённый крестьянином, предусматривает смертную казнь, десять лет колонии строгого режима или несколько лет принудительного труда. Воплощая в жизнь этот закон, иудо-большевизм злоупотребляет даже отношениями между родителем и ребёнком. Так, "Известия" за 28 мая 1934 года сообщают о том, как одна девочка донесла на своего отца, который утаил зерно, собиравшееся колхозом. В соответствии с драконовским законом её отец был приговорён к смертной казни. Ребёнок же за свой поступок получил официальные поздравления.»
Что хорошего он говорил о Гитлере? А вот что: « "Буржуа Адольф Гитлер должен быть исключен из Национал-социалистической партии!".
Противоречивый был папа.

Когда папа был молодым, то не пропускал возможности поюморить, сарказм был у него в крови. Когда Социальное Демократическое правительство запретило ношение униформы коричнерубашечникам., то штурмовики, с лёгкой подачи папы стали публично облачаться в маскарадную одежду. Они стали появляться на улицах в костюмах трубочиста, в бумажных шляпках. Этакий радостный карнавал коричнерубашечников. Было весело!

Вот только сарказм и юмор у него был специфическими, говорят, что двое людей из его министерства покончили жизнь самоубийством. Врут конечно…А может и нет. Слабаки!
Другой трюк, конечно не с таким летальным исходом, который он организовывал, был связан с "дебатами" с канцлером Генрихом Брюнингом.
Поскольку Брюнинг отказался участвовать, то папа дискутировал с пустым стулом , ведя монолог в стиле Руша Лимбо.
Небольшая ремарка. Я хочу пояснить, что Лимбо довольно известный комментатор и шоумен в США. Во время работы администрации Клинтона, при съёмке своей телепрограммы, Лимбо обратил внимание на репортажи о кошке президента Сокс. Затем он заметил: «Но вы знали, что в Белом Доме также есть собака?», после чего в эфире было показан изображение дочери президента - Челси Клинтон. Потом Руш долго оправдывался, что виноват режиссёр.

-Генрих ты наш дорогой! Ты такой молчун!- С остроумием и свойственным ему сарказмом, папа "гладил стул" отсутствующего противника - к великому удовольствию и смеху массовой аудитории. Жители Берлина любили такие смешные игры, наподобие нашей «К барьеру» Владимира Соловьёва.
Завоеванные очки тут же шли в дело, и оказывались в урне для избирательных бюллетеней. В мае 1928 папа был избран представителем немецкого парламента (Рейхстаг), и шесть месяцев спустя был избран в муниципальный совет. В тридцать один год такой взлёт! У каких из наших современных политиков был такой старт?
Да и с Гитлером отношения у него в корне поменялись. Неприязнь сменилась восторженностью. Гитлер тоже умел говорить ярко.

В 1929 Гитлер назначил его директором пропаганды для всей Национальной Социалистической партии, это требовало значительной ответственности. Несмотря на огромный и иногда жесткую оппозицию - голос Гитлера, например, был вне эфира и он не мог выступать по немецкому радио. Национальное Социалистическое движение быстро росло, в том числе благодаря её папе, его голосу, его напору. (Кстати, именно в этом году его роман, который он не мог издать несколько лет, случайно нашёл издателя). А к 1932 сторонники Гитлера стали самой многочисленной фракцией в Рейхстаге.

Он контролировал 120 ежедневных и еженедельных газет, регулярно читаемых приблизительно миллионом человек по всей стране. С таким молодым лидером Национальное Социалистическое движение было особенно популярно среди юных немцев и подростков.. Например, к тому времени, когда Гитлер стал канцлером, Национальные Социалисты уже выигрывали студенческие муниципальные выборы в немецких университетах.
(Ау!!!! «Нашисты», у вас тоже есть молодой перспективный лидер?)
Некоторые из схем пропаганды правда были жестоковатыми.

9 ноября 1938 года, подростками еврейского происхождения был убит немецкий дипломат. В ту же ночь, папа приказал СС жёстко ответить.. Погром, который последовал, стал известен как Хрустальная ночь, или «Ночь разбитых витрин". Ночью, около 7000 магазинов, принадлежавших евреям, были разграблены и разгромлены, 91 еврей был убит, 30 тысяч были отправлены в концентрационные лагеря, и более 900 синагог были разрушены или сожжены дотла. Многие считают, что Хрустальная ночь положило начало Холокосту, в которой пострадали шесть миллионов евреев, а также восемь миллионов инакомыслящих, гомосексуалистов, инвалидов, и цыган.

Начиная с 1943 года, над Германией нависла реальная перспектива поражения. Именно тогда папа Хайди наиболее резко доказал свое умение формировать общественное мнение. Несмотря на решительно ухудшающуюся ситуацию - и в военном отношении и на тыле - он в значительной степени преуспел в том, чтобы поддержать общественную мораль, уверенность в лидерстве Гитлера, и даже надежду на лучшее. «С таким гением как Гитлер, немецкий народ непобедим!»
После катастрофы под Сталинградом, папа всё реже стал появляться дома, но Хайди нравилось, когда папа вставал у зеркала и громко и твёрдо говорил: «Тотальная война, самая короткая война!».

Папа не только ярко и образно говорил, но и хорошо писал. Статьи, выходившие из-под пера, славились превосходным, ярким немецким языком, стилистически безукоризненным. Часто они казались освещенными высокой мудростью великого мыслителя. Названия напоминали о философских трактатах: "Назначение войны," "Существенная Природа Кризиса," "На Работе Духа," "Тихий Разговор," "Незаменимость Свободы," "О Национальной Обязанности во время войны."... Это были крепкие, бьющие прямо в лоб пропагандистские булыжники. Эти статьи если и не разбивали лбы, то производили впечатление.

Летом 1944 Гитлер назвал его "Полномочным представителем рейха для Мобилизации тотальной войны." Таким образом в течение заключительных катастрофических месяцев войны папа Хайди , наряду с Министром Вооружений Альбертом Шпеером - направил человеческие и материальные ресурсы Германии для максимального военного производства, одновременно продолжая так или иначе управлять национальной электроэнергией и водоснабжением, транспортом и телефонными сетями, продовольствием и поставками топлива, государственными школами, радиовещанием и публикациями ежедневных газет. Этот человек был двужильным, но и о себе не забывал:
«Купил из французских частных рук дивную картину Гойи. Отовсюду свозятся картины в министерство пропаганды. Мы уже собрали удивительную коллекцию. Постепенно министерство превратится в художественную галерею. Так оно и должно быть, к тому же здесь ведь управляют искусством. Ведь мы намерены управлять им в мировом масштабе»
Это несколько строчек из его дневников.

Вероятно, самой известной из его военных речей был его выступление по поводу "тотальной войны" от 18 февраля 1943. Мастерски поставленное шоу, было представлено широкой аудитории в зале Берлина Sportpalast, оно было передано по национальному радио, выдержки показали в еженедельном " "Deutsche Wochenschau"- немецкой кинохроники. Честно говоря, когда я прочитал это выступление, то не был восхищён. Речь была перенасыщена лозунгами, и один из них вещал: ". Total War, кратчайшая война". Перевода тут не потребуется. Краткость и ещё раз краткость.
Может для того времени именно это и было нужно? Все говорили, что оно было «блестящим». Поверим…
Его заключительное радиообращение, переданное по тому, что оставалось от изодранной сети, было услышано берлинцами 19 апреля 1945. Поскольку он так делал каждый год с 1933, он всегда выступал накануне дня рождения Гитлера. Даже когда ужасный конец был очевиден для всех, папа все еще говорил с красноречивой страстью, откровенно признавая высшую серьезность ситуации, вдохновляя надежду.
Гений Гитлера- непобедим!- он свято сам верил в это.
-------------------------------------------------------------------

-Мама! Мама! - маленькая девочка уткнулась в колени матери, которая за столом раскладывала пасьянс.
-А вчера тётя Браун говорила, что она уже другая. Она сказала: «С этого дня не называй меня тётя Браун, а называй тётя Гитлер!» – округлили она свои глазища.
Мама устало отложила в сторону карты. На её глазах были слёзы. Наверное пасьянс не сошёлся.
- Дети! Уже девятый час. Надевайте пижамы и ложитесь спать. Сейчас придёт доктор и сделает вам уколы, которые делают всем солдатам, чтобы они были сильными и непобедимыми. А вы ведь у меня солдаты?
-Да! Да!- в этом дети были единодушны.
Маленькая Хайди первой вспорхнула к себе на кроватку. Жаль, что ей не разрешают спать на втором ярусе. Хельге хорошо, там наверху наверняка снятся более интересные сны…

Мама.
В своё время Гитлер был посаженным отцом на её свадьбе. Магда Квандт ушла от преуспевающего мужа. Он не был настоящим арийцем. Это ей объяснили. И она всё поняла. Даже сын её поддержал. И она успела подарить пять прелестных детей рейсминистру.
Как- то она пожаловалась своему посаженому отцу на гулёну мужа,. который пристрастился к некой чешской киноактриске:- Мой Фюрер! Я так не выдержу!
Фюреру докладывали, что в народе Геббельс носит прозвище «бабельсбергский бычок ». Но он приобнял её за плечи и сказал: - Магда, я прошу тебя не делать столь опрометчивого шага. Нация нас не поймёт! Мы должны с честью нести эту тяжкую миссию, служению своему народу!
Сегодня муж ей сказал, что Гитлера и Евы нет в живых. Значит и её жизнь кончится. А в «Красный Крест» детей она не отдаст! Они дети рейхсминистра!

Она выполнила свою миссию. Она была прекрасной женой и образцовой матерью. В сердцах немцев она такой и запомнится.
Вошедшему доктору Кунцу она передала шприц с морфием. Когда дети уснули, она обошла и всем вложила ампулы с ядом. Последней была маленькая Хайди.
« Верь в будущее. Тогда ты станешь победителем!» - вспомнила она слова мужа. - Где оно, это будущее?
И сомкнула зубки дочери на стекле ампулы.
В детской спальне ещё долго не выветривался запах горького миндаля, хотя в Берлинском дендрарии миндаль давно отцвёл и дал на редкость хорошие, свежие ростки.



.